4.3. Тайна синдрома хронической усталости разгадана

Таким образом, как мы видели, ни одна из гипотез наших западных коллег не нашла своего достойного места в разгадке этого странного, на первый взгляд, заболевания, вследствие отсутствия четких и научно обоснованных доказательств, хотя, по-нашему мнению, в каждой из них есть свое рациональное зерно. Критикуя авторов этих гипотез возникновения СХУ, можно сказать очень коротко: Все они либо полностью проигнорировали, либо недооценили роль нормальной кишечной микрофлоры в обеспечении жизнедеятельности человека, хотя “дрожжевая” гипотеза очень близко подошла к оценке этой роли. Все эти гипотезы могут своей частью ограничено войти в состав одной цельной, научно-обоснованной гипотезы возникновения СХУ, впервые предложенной нами на основании анализа большого клинического материала. Суть ее весьма проста. Под влиянием различных вредных факторов (употребление пищи, содержащей химические концентраты, лечение различными лекарственными препаратами, особенно антибиотиками и др.), нарушается экологический баланс кишечной микрофлоры в сторону уменьшения или полного уничтожения нормальной микрофлоры толстой кишки. Это приводит, как мы уже знаем из предыдущих глав, с одной стороны, к изменению обмена веществ, вследствие нарушения дезинтаксикационных (фильтрационных) функций благодатных бактерий и всасывания в кровь огромного количества ядов и токсинов, образующихся при неполном расщеплении продуктов обмена. С другой стороны — к нарушению иммунной системы, иммунодефициту, что в свою очередь приводит к снижению сопротивляемости организма и устойчивости его к инфекциям. Состояние усугубляется еще и ростом условно-патогенной и патогенной микрофлоры, проникновением в кровь не только токсинов, но и самих бактерий (бактериемия). Таким образом, длительное самоотравление организма (в особенности сосудов головного мозга и нервной системы) собственными ядами (токсемия) и иммунодефицит (бактериемия) складываются в симптоматику, характерную для СХУ. Ложку дегтя при этом добавляет любая инфекция, которая, присоединившись, усугубляет симптоматику заболевания.

 

Таким образом, как мы видим, все три гипотезы о возникновении СХУ взаимно дополняя друг друга, органично легли в одну. В отличие от западных коллег, нами уже проведены серьезные клиниколабораторные исследования, доказывающие правоту нашего представления о причинах СХУ, распространенность которого и в нашей стране оказалась ничуть не ниже, чем в странах Запада. Было обследовано 120 больных, причем 70 % из них составили женщины от 28 до 45 лет, ведущие активный образ жизни. Диагноз СХУ ставили при наличии у них комплекса симптомов (не менее 8), характерных для этого заболевания, а именно: постоянная усталость, разбитость, бессонница, боли в мышцах и в суставах, непонятные головные боли, плохой аппетит, вялость, субфибрильная температура, диспептические явления, понос или запор. Всем больным были проведены общий анализ крови и мочи, иммунологический анализ крови и, самое главное, расширенный бактериологический анализ кала. Исследования выявили у всех больных микроэкологические нарушения кишечной микрофлоры — дисбактериоз III-IV степени, характеризующийся резким уменьшением количества кишечной палочки и почти полным исчезновением бифидумфлоры. При этом рост дрожжевых грибов наблюдался всего у 10 % больных, а рост другой условно-патогенной и патогенной флоры — у 20 % больных. Это доказывает несостоятельность лишь “дрожжевой” гипотезы возникновения СХУ. Иммуннограмма у всех больных выявила те или иные нарушения иммунной системы, характеризующиеся резким снижением в крови уровня сывороточных антител JgG, G2 — типа, гликопротеидов и лизоцина. В общем анализе крови у 45 % больных отмечался низкий уровень гемоглобина — 70-100 г/л. Общий анализ мочи был практически без отклонений от нормы у всех больных. Проведенный нами курс лечения этих больных по нормализации кишечной микрофлоры позволил вернуть больных к нормальной жизни. Куда только девались все симптомы, изматывающие больных! Проведенная нами терапия избавила их от действия основного фактора, вызывающего длительное и нарастающее отравление всех органов и систем, включая головной мозг, внутрикишечно продуцируемое токсическими веществами (попросту говоря, собственными фекальными массами), непрерывно циркулирующими в крови и заполнившие до предела все отстойники шлаком и перегрузивших выделительные системы. Этим возможно и объясняется обилие и разнообразие симптомов, так как токсины действовали массированно и основной удар каждый больной получал в наиболее слабом месте своего организма. Какие конкретно яды продуцировались в кишечнике и разносились кровью по органам и системам? Каковы механизмы их действия на общее состояние самочувствия человека? На эти вопросы ответа пока не получено. Вполне возможно, что речь идет о так называемых протоплазматических ядах, нарушающих состояние структурных элементов клеток (белка, нуклеиновых кислот, липидов и их комплексов) и, как следствие, изменение их свойств, а может быть и о нейротоксинах. Разрушающее действие этих агентов в норме компенсируется процессами саморегуляции. Последние же, в силу перегрузки организма собственными шлаками, оказываются бессильными. Но это уже задача других ученых. Мы же только показали терапевтический эффект своего метода и рекомендации к практическому использованию. При этом, не нарушая главную заповедь врача: ”Не навреди!” Наша методика лечения абсолютно безвредна и помогает организму самовосстановиться, прийти в первозданное состояние. Вполне возможно в этом и заключена великая правда: восстановив обмен веществ, мы помогаем организму самостоятельно избавиться от недуга. Одно ясно и неопровержимо: в случае заболеваний типа СХУ в первую очередь нужно избавиться от дисбактериоза кишечника.