5. Диагностика и лечение дисбактериоза. 5.1. Симптоматика заболевания.

Наиболее объективным методом диагностики дисбактериоза кишечника является анализ кала на бактериофлору, поскольку, как мы уже упоминали выше, ежедневно с калом выделяется до 17 триллионов бактерий, населяющих кишечник. Однако не всем известно, что это очень тонкий и трудоемкий процесс, требующий не только обеспечения максимальной стерильности и унификации времени забора материала, но и обеспечения его сохранности, специфических температурных условий и высокой квалификации лаборантовбактериологов. Поэтому на практике анализ кала на дисбактериоз, проводимый в наших медучреждениях не всегда дает истинную картину содержания той или иной микрофлоры в толстой кишке. Более того, мы проводили такой эксперимент: направили кал одного и того же больного в две различные лаборатории города и получили противоречивые результаты. Поэтому не всегда данные анализов, проводимых в лабораториях медицинских учреждений, соответствуют классической картине, что уже само по себе не позволяет врачам принять правильного решения о природе заболевания и диагностировать дисбактериоз. Учитывая это обстоятельство, мы предлагаем практическим врачам ориентироваться в первую очередь на клиническую картину, на симптоматику заболевания, которая видна и без микроскопа. А именно:

1) если у ребенка нарушение стула в виде поносов (стул частый, жидкий, пенистый, непереваренные остатки пищи, может быть, зеленый), так и запоров, (стул один раз в два и более дней) — все это признаки дисбактериоза;

2) если у ребенка диатез, нейродермит или уже экзема, пищевая или другая аллергия (полинозы);

3) если ребенок часто болеет ОРЗ, ОРВИ, бронхитами с астматоидным компонентом — в первую очередь надо думать о наличии у ребенка дисбактериоза.

При этом изменений со стороны стула может и не быть. Понятно, что многие педиатры и в особенности детские аллергологи и иммунологи придут в недоумение, прочитав это. Какое имеет отношение, например бронхиальная астма к кишечной микрофлоре? Но мы уже выше говорили об этом, и мы не одиноки в этом мнении. Так, в работе ученых Московской медицинской академии им. И.А.Сеченова, представленной на I Всероссийской конференции “Дисбактериозы и эубиотики” была показана четкая связь между степенью тяжести бронхиальной астмы и дисбактериозом. Свидетельством тому также многочисленные дети, страдавшие этим тяжелым недугом и излеченные в нашем Центре. Именно излеченные. Это слово практически не употребляется в современной медицине. Как правило, лечение только улучшает состояние больного, потому что более 90 % всех заболеваний — это хронические, а значит, больные не вылечены полностью. На нашей памяти типичный случай с ребенком 10 лет, страдавшим с 2 месяцев диатезом, который к 3 годам перешел в нейродермит, а в 7 лет ему ставили уже экзему. Ребенок часто болел ОРЗ, затем бронхитами с астматоидным компонентом и с 8 лет ему был поставлен диагноз бронхиальная астма. Болезнь проявилась частыми ночными приступами удушья, которые купировались гормональными препаратами, и экзематозной сыпью на кистях рук и в естественных сгибах конечностей. Мальчик находился на учете у иммунолога, аллерголога, дерматолога, имел огромный список недозволенных к употреблению пищевых продуктов и время от времени принимал гормональные препараты. Как выразилась впоследствии мать ребенка, мужественная женщина, которая исправно, в течение 10 лет исполняла указания врачей, она не представляет, что было бы с мальчиком, если бы она случайно не узнала о нашем методе лечения и не обратилась бы к нам за помощью. Ребенку, конечно, за 10 лет уже успели сделать все возможные и невозможные анализы, нужные и совсем не обязательные, но ни один специалист даже не подумал при этом посмотреть состояние кишечной микрофлоры. Мы сделали бактериограмму и получили естественно то, что и предполагали — дисбактериоз IV степени: у ребенка практически отсутствовала собственная, благодатная микрофлора. Только путем восстановления нормального микробиоценоза толстой кишки, без специального лечения нейродермита или бронхиальной астмы, ребенок вылечился и от этих заболеваний. Зачастую на практике бывает так. При постановке диагноза врач ориентируется на жалобы больного и результаты клинико-лабораторного обследования. При этом обычно у одного больного бывает целый букет различных заболеваний, из которых врач выбирает, по его мнению, основное, а все остальные — сопутствующие. Бывают и различные осложнения, вызванные основным заболеванием. Естественно лечение врач начинает с заболевания, которое он считает основным, одновременно назначая препараты против сопутствующих заболеваний и осложнений.

С этой точки зрения очень демонстративен следующий пример. Ко мне принесли ребенка 2 месяцев с такими диагнозами: атопический дерматит, нарушение белково-углеводного обмена, вторичный иммунодефицит, хронический колит (заметьте — ребенку 2 месяца и он уже хронический больной!), дисбактериоз. И начали лечить с такой же последовательностью, давая ребенку гормональные мази, сильные иммунные препараты, делали клизмы и назначали сухой лактобактерин. Мы перевернули диагноз, с ног на голову, а вернее с головы на ноги: дисбактериоз поставили на первое место и начали лечить только его. Ребенок выздоровел от всех других болезней. Таким образом, тактика наша такова: в основу всех заболеваний, обусловленных нарушением обмена веществ и иммунной системы (а таких более 90 %) мы ставим дисбактериоз. Однако, ошибочно думать, как считают многие, что дисбактериоз — только детское заболевание. Дисбактериоз — это заболевание, которое начинается у детей и продолжается у взрослых. У них естественно болезнь проявляется еще более грубыми, но иногда очень легко поправимыми нарушениями функциональных систем организма. Так, достаточно вспомнить больную 60 лет, с 20 летним стажем бронхиальной астмы, которая столько же лет принимала гормональные препараты. Обратилась к нам по поводу “сопутствующего” для нее заболевания — дисбактериоза. После проведения одного курса лечения, она в течение 8 месяцев забыла о гормональных препаратах, так как не было ни одного приступа астмы. После второго, повторного курса лечения приступы не возобновляются уже 1,5 года. Говоря о клинических проявлениях дисбактериоза, нельзя не вспомнить и другой случай. К нам обратилась больная Ф., 46 лет в тяжелом состоянии с диагнозом: железодефицитная анемия, вторичный декомпенсированный иммунодефицит, пищевая аллергия, полиноз, бронхиальная астма, дисбактериоз. Считает себя больной около 20 лет. За последние 2 года состояние резко ухудшилось. Больная похудела на 30 кг, очень часто болела простудными заболеваниями, не могла принимать многие продукты питания, а также лекарственные препараты, в частности, содержащие так необходимое ей железо. Она вынуждена была оставить работу. ВКК определило ей даже II группу инвалидности. Однако, больная отказалась от инвалидности. В июне 1995 г. она обратилась в нашу клинику и прошла двухнедельный курс лечения дисбактериоза по обычной стандартной схеме. Была выписана в удовлетворительном состоянии с рекомендацией повторить лечение через 6 месяцев. При ее повторном обращении в наш Центр через полгода отмечались резкие изменения в ее состоянии в лучшую сторону. У больной исчезла аллергия на пищевые продукты. Питание полноценной пищей позволило ей набрать 15 кг веса. Прошли также аллергические реакции (полиноз и на лекарства). Необходимо отметить, что сразу после восстановления микрофлоры, уже через 2 недели у больной содержание гемоглобина в крови возросло от 78 г/л до 105 г/л без приема каких-либо специальных железосодержащих препаратов. То есть организм стал усваивать железо из пищи самостоятельно.

В течение 6 осенне-зимних месяцев, в Сибири, в период эпидемии гриппа, пациентка ни разу не заболела. Не было ни одного приступа бронхиальной астмы. И каково было удивление иммунолога, когда очередная иммунограмма больной продемонстрировала полное восстановление всех звеньев иммунной системы, без применения иммунных препаратов. Но самое главное то, что больная начала работать и была полностью социально реабилитирована. Из других заболеваний, в основе которых по нашим наблюдениям лежит дисбактериоз, как уже было показано выше, надо отметить хронический колит и энтероколит. При последнем необходим тщательный сбор анамнеза. Обычно, на практике, на поверхностный вопрос врача: “Стул и мочеиспускание в норме?”, следует такой же ответ: “В норме!”. Однако, как показывает наш опыт, более 80 % опрошенных больных на вопрос, что Вы принимаете за норму, отвечают: “Как у всех, стул один раз в 2-3 дня”. При такой “норме” мы в 100 % случаев находим у них дисбактериоз, причем III-IV степени. В нашем Межрегиональном Центре коррекции микроценоза человека, находящимся в г. Новосибирске создана специальная микробиологическая лаборатория, позволяющая провести чисто и корректно, с соблюдением максимально необходимых условий, анализ кала на микрофлору. Как правило, результаты этих анализов подтверждали поставленный нами на основании клинических симптомов диагноз — дисбактериоз. Но и правильная диагностика заболевания на основании корректно проведенных микробиологических исследований еще не решает полностью проблемы. Как мы уже говорили, дисбактериоз как заболевание до сих пор не признан ВОЗ. Это во многом определило то, что медики до сих пор попросту не искали не только методов его корректной диагностики, но что не менее важно, методов лечения больных дисбактериозом кишечника.